Безотцовщина ХХI века: почему мужчины больше не нужны

Диана Ольговна — так мама «записала» дочку в загсе. Не Олеговна, а именно Ольговна — от имени Оля. Оля — мать-одиночка, с отцом Дианочки рассталась еще до ее рождения. Вернее, даже и не планировала «отца». Родила, что называется, «для себя». Состоявшаяся, «наевшаяся» романов и отношений, сделавшая успешную карьеру.

Поняла, что хочет одного: ребенка, своего, родного.

История, конечно, не нова. Но обычно женщина, родившая «для себя», сочиняет для крошки и для окружающих красивую легенду про папу-летчика, заблудившегося где-то в звездном небе. Дает отчество по своему отцу. Чтобы какая-то историко-биографическая, корневая подпорка все же у ребенка была. Но сейчас «подпорки» нужны не так сильно. Ольга понимает, что она будет Диане и за маму, и за папу. Так почему тогда надо «прописывать» какое-то чужое имя? Так и появилась Диана Ольговна.

И случай этот не единичный. Хотя, конечно, все еще редкий. Пока… Но феминизация общества наступает так быстро и решительно, что, думаю, двадцатые годы этого века вполне могут стать десятилетием матронимов. Матроним — это часть родового имени, которая присваивается ребенку по имени матери. В противовес отчеству, так сказать, матчество.

Безвозвратно ушло разделение обязанностей на «мужские» и «женские». Да и семья за последнее столетие претерпела катастрофические изменения. В Европе — «родитель номер один» и «родитель номер два», без всех этих «мама-папа». Все больше детей появляются не естественным путем, а благодаря ЭКО. Правда, вынашивает дитя все же пока исключительно женщина. И для мужчин это, пожалуй, катастрофа: прекрасная половина человечества вдруг как-то решительно осознала, что замечательно справится и без мужиков. Заработает денег, купит квартиру, сделает карьеру. А ребенка родит, чтобы продолжить в первую очередь себя, любимую. И на ноги поставит. Даст образование и профессию. Так каким боком тут мужчина? Зачем нужен он — в глобальном смысле, как явление в жизни, и в частном, как какое-то там отчество в метрике?


Двадцатые годы этого века вполне могут стать десятилетием матронимов

Я скорблю о том, как принижена роль мужчины в современном обществе. Полагаю, что сам ребенок теряет очень много, становясь только «мамкиным». Для него, маленького человека, необычайно важны все. И родители, и бабушки-дедушки, и братья-сестры, даже какие-нибудь троюродные. Все это — веточки одного большого древа, история рода, залог бесконечности жизни. Но нельзя отрицать, что безответственные мужики сами «вырезали» себя из этой системы. Сколько вокруг каждого из нас примеров, где женщина — «и лошадь, и бык, и баба, и мужик»! Сколько брошенных отцами детей — носящих тем не менее отчество родного папы. Папы, которому ребенок не нужен с самого рождения… Женщины терпели долго, тащили этот воз из обязанностей, оставив фактически мужчинам главное и прекрасное право — быть отцом. А теперь воз этот перевернут, скрепы разлетелись в разные стороны, кони несутся очертя голову к обрыву. А где-то вдали бежит худосочный мужчинка на тонких ножках и вопит: «Вы лишили меня права называться отцом!».

Да сами вы себя лишили, уважаемые. Хорошие мужчины — те, которые могут и готовы стать главой семьи, — по-прежнему в чести и почете. И любая нормальная женщина будет счастлива дать отчество своему ребенку по его имени.

Екатерина Рощина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *